Наконец-то страна дождалась от генпрокурора прямого утверждения о том, что национальный банк виновен не только в краже миллиарда, но и в том, что он все эти годы не участвовал в расследовании хищения и, по сути, всячески его саботировал.

«НБМ просто отошел в сторону, — сказал Александр Стояногло. — Я понимаю, почему это произошло: до сих пор там работают люди, которые были в банке в период кражи миллиарда. Нет смысла ожидать от них искренности».

А до этого, 5 марта, он уже поручал допросить и задержать экс-главу НБМ Дорина Дрэгуцану и его бывшего вице-председателя Эмму Табырцу, а также действующих – Аурелиу Чинчлея и Иона Стурзу. На что Дрэгуцану сразу же парировал: «Я не понимаю, в чём меня обвиняют. Не понимаю, о каком мошенничестве и отмывании денег идёт речь?». 

А ведь Александр Стояногло, судя из его, казалось бы, риторической фразы, также вроде бы не понял,  «почему все эти годы НБМ находился вне следствия».

Надо полагать, что наряду с сотрудниками НБМ, которые участвовали в многоходовой комбинации по выводуиз банковского сектора запредельной суммы, будут привлечены к ответственности также и сотрудники генпрокуратуры, НЦБК, СИБ, как и других государственных структур «захваченного государства». То есть всех тех, кто обеспечивал «нахождение НБМ вне следствия». И не только его.

Ибо в результате именно их преступного бездействия так до сих пор и остаются безнаказанными фигуранты «кражи века», составившей на тот момент 42 процента от всей денежной массы, которой владели физические и юридические лица Молдовы в наличных и безналичных леях. И по тогдашнему курсу это было эквивалентно миллиарду евро!

Характерной особенностью организации преступления стало и то, что совершалось оно внаглую. Никто особо не заморачивался тем, чтобы замести следы, многое шили белыми нитками.

Уже в начале февраля 2015 года глава следственного управления НЦБК Богдан Зумбряну заявил: «Картина того, как были выведены деньги из «Banca de Economii a Moldovei» в «Banca Socială» и затем за пределы Молдовы, ясна. Известны имена людей, подписавших контракты, есть и сами контракты. Теперь дело за малым – доказать умысел этих людей присвоить эти деньги или передать (небезвозмездно, конечно) третьему лицу».

Но это был последний подобный спич должностного лица. Впоследствии все вбросы в информационное поле стали строго регламентироваться из общеизвестного закулисья. Электорат потчевали информационным шумом, забалтывая проблему.  Прогнули органы дознания, и те не только не стали утруждаться доведением до конца практически завершённого расследования, но теряли слух и речь при любом упоминании о нём. А Зумбряну, впавшего в анабиоз, в декабре 2017 года назначили главой НЦБК.

Хронология этапов и имена подельников организаторов хищения общеизвестны. Две парламентские комиссии накопали массу компромата, опубликованы отчёты «Kroll», НБМ завалил следствие терабайтами информации на электронных носителях и тысячами страниц документов. В медийном пространстве опубликовано множество статей. И все как об стенку горох.

Какие именно ключевые противоправные действия не осуществили, чему не дали правовую оценку?

Первое — секретное постановление правительства Юрия Лянкэ, по которому 13 ноября 2014 года минфин определил гарантию под кредиты НБМ в 9,43 миллиарда лей с их последующим распределением для «BEМ» – 5,27 миллиарда, «BS» – 2,8, «Unibank» – 1,35. НБМ их тут же оформил как беспрецедентные кредиты под 0,1 процента годовых со сроком пользования до 27 марта 2015 года.

Закопёрщиком в «обосновании» безотлагательной необходимости кредитов для покрытия якобы образовавшегося дефицита ликвидности в банках выступил «правдолюб» Андриан Канду, который с июля 2014 года по январь 2015-го подвизался на посту вице-премьера, министра экономики.

Надо полагать, именно это было его главной задачей. Ибо реальный дефицит ликвидности в банках тогда не превышал и двух миллиардов. Что, разумеется, было известно, как НБМ, так и минэкономики.

Тем не менее, как только эти суммы поступили на счета «BEМ» и «Unibank», о «дефиците ликвидности» тут же забыли. И деньги перевели в «BS», щедро присовокупив к ним оставшиеся собственные ресурсы. А параллельно принудили сброситься в «общак» «Moldova-Agroindbank», «Moldindconbank» и «Victoriabank». Все транзакции провели через расчётно-кассовый центр НБМ под неусыпным надзором его руководства. И это подтверждают данные бухгалтерских балансов «BS». На 31 октября 2014 года в нём по строке 140 Altе асtivе ещё числилось 60 630 520 лей – а уже 30 ноября оказалось 17 854 031 842 лея. Плюс 17,8 миллиарда!

Далее «BS» в авральном порядке 25 и 26 ноября оформляет кредиты пяти кишинёвским фирмам с мизерным уставным капиталом на общую сумму 13,3 миллиарда лей: Danmira – 2,7 миллиарда, Davema-Com – 3,2, Voximar-Com – 2,5, Contrade – 2,3 и Caritas Group – 2,6 миллиарда. Эти суммы были конвертированы в иностранную валюту и выведены из Молдовы. Фиктивным поручителем по всем этим кредитам якобы выступила британская компания Fortuna United LP, учредителями которой являлись две офшорные сейшельские компании Brixton Venture Limited и Trafford United Limited.

Разумеется, у фирм, оформивших данные заимствования, были директора и главные бухгалтеры. Однако о них никто и не вспомнил. Может, кто-то слышал, что их разыскивают правоохранительные органы? И не только их.

Далее. Пункт 4 регламента НБМ о «крупных» подверженностях № 240 от 09.12.2013: «Чистая подверженность, взятая на себя банком перед одним лицом или группой лиц, не должна превышать 15 процента совокупного нормативного капитала банка». Для «BS» этот норматив предопределил предельный лимит кредитования в 70 миллионов лей! А тут раздавались миллиарды, да ещё и под явно фиктивные бизнес-проекты!

Ещё пять лет назад на скамью подсудимых должны были усадить кредитных инспекторов, оформивших эти заимствования, юристов и начальника кредитного отдела, их завизировавших, а за ними – членов кредитного комитета и совета банка, проголосовавших за целесообразность выдачи кредитов. И, разумеется, главбуха и руководителя этого финансового учреждения. Однако и они оказались неприкасаемыми.

Статья 11(5) закона № 548 от 21.07.1995 о  нацбанке Молдовы гласит: «Акты национального банка не подлежат проверке целесообразности». То есть его решения не может отменить даже суд! Сотрудники РКЦ НБМ, увидев подобные платёжные поручения на многомиллиардные кредиты, согласовав свои действия с руководством, просто обязаны были воспрепятствовать осуществлению этих транзакций. К тому же с 2007 года действует закон о предупреждении и борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма, который предписывает сообщать компетентным органам о любых перечислениях, превышающих 500 тысяч лей. И здесь — никаких правовых последствий.

Более того, чтобы вывести из-под удара «Moldova-Agroindbank», «Moldindconbank» и «Victoriabank» и снизить накал страстей вокруг обескураживающего хищения миллиарда, уже правительство Кирилла Габурича 30 марта 2015 года добавило к ранее гарантированным 9,43 миллиардам ещё 5,34 миллиарда!

Создаётся впечатление, что фигуранты хищения миллиарда были убеждены в том, что граждане Молдовы безропотно проглотят пустопорожнюю возню вокруг расследования, которая имитировалась пять лет. А главный фигурант «афёры века» — так это же назначенный Илан Шор, который всё также мутит воду в Молдове. Правда, из Израиля!

«Да воздастся каждому по делам его». Страна ждёт этого!

Михаил ПОЙСИК, доктор экономики
Национальный институт экономических исследований
vedomosti.md/