Более 65% избирателей, проголосовавших на парламентских выборах 24 февраля, — люди старше 40 лет. Доля молодежи 18-25 лет в структуре проголосовавших — всего 8,5%. В то же время многие молодые люди в Молдове не просто активно интересуются политикой, но и участвуют в ней. В каждой партии есть молодежная организация, членами которой нередко становятся даже школьники. NM решил познакомиться с самыми юными представителями молдавских партий, чтобы понять, зачем они идут в политику, почему выбрали ту или иную партию и какой видят Молдову.

Серию интервью NewsMaker продолжают представители «Молодой гвардии» — молодежной организации Партии социалистов. Двое молодых социалистов рассказали, как низкие пенсии подтолкнули их вступить в партию, кого они считают «рупором молдавской политики», кто в Молдове — грамотная оппозиция и найдется ли в Партии социалистов замена Игорю Додону и Зинаиде Гречаной.

Источник: newsmaker.md


Вячеслав Жуков, 22 года

FACEBOOK | VK | INSTAGRAM

Студент 4 курса, Международный независимый университет Молдовы, специальность — «Бизнес и управление»

Партийный стаж — 2,5 года


Про обиду за государство и интерес к политике

В детстве мне было обидно за старушку со двора, которая продавала нам сладкие леденцы в виде петушков. Мне было обидно, что государство не может обеспечить человека, который строил страну. Я понимал, что не хочу, чтобы у моих родителей была такая старость. У большинства пенсионеров пенсия не покрывает прожиточный минимум.

Если бы каждый понимал, что от правильности его выбора зависит, как мы будем жить через пару лет, мы бы жили лучше. Большинство тех, кто не ходит на выборы, просто не информированы — и это надо исправлять. Я понимал, что могу помочь, потому что умею разговаривать с людьми.

Про первые агитации и опасения родителей

Я начал активно участвовать в работе партии в 2016 году, когда были президентские выборы. Но еще задолго до этого я был сторонником Партии социалистов. Помню, в ноябре 2014 года ночью переживал, когда ЦИК публиковал первые данные. Уже тогда немножко агитировал, сам того не осознавая, родственников, друзей. Особенно молодые люди не всегда понимают, для чего нужны выборы и почему в них надо участвовать.

У меня было несколько друзей из «Молодой гвардии», и как-то раз зашел на культурно-массовое мероприятие. Познакомился с ребятами, завязалась приятная беседа и все пошло-поехало. Это было еще в Бельцах, где я родился.

Семья сначала относилась не то что с опасением, но какое-то время приглядывалась. Теперь они понимают, что я не зря пришел в партию, что со временем все потихоньку достигает какого-то успеха и они меня всячески поддерживают, переживают, часто звонят.

Про «партию борьбы» и восточный вектор

[Выбрал Партию социалистов, потому что] это была партия борьбы, оппозиция. Помню, были митинги, на некоторые я ходил еще с отцом и матерью. Уже тогда я понял, что мне больше близок восточный внешний вектор развития страны. А партия как раз за это и ратовала. Немаловажный фактор и внутренняя политика, но геополитика всегда влияла на решение внутренних экономических проблем.

И сам я из русской семьи. Поэтому, наверное, и выбрал восточный вектор и стратегическое партнерство с Российской Федерацией. Туда, в принципе, мы сбываем почти всю продукцию агропромышленного комплекса.

Мы видим, сколько усилий приложил наш президент Игорь Николаевич Додон для того, чтобы эмбарго сняли, и добился успехов. Но это трудно, когда в молдавской политике все, как лебедь, рак и щука. Одни тянут на запад, другие на восток. Я придерживаюсь мнения партии. Мы, конечно, за тесное партнерство с Российской Федерацией, но это не значит, что, если у нас будет выгодное предложение от Румынии, США или ЕС, мы должны им отказать. Нет, мы должны сотрудничать со всеми и в первую очередь на пользу граждан Молдовы.

И, конечно, я пошел за лидерами — Игорем Николаевичем Додоном, Зинаидой Петровной Гречаной. До сих пор не пожалел, что доверился им.

 

Про партию без недостатков и ситуацию в стране

Трудно сказать, [что бы я изменил в Партии социалистов]. У нас демократическая структура, которая, как показали выборы, хорошо работает — мы одержали победу. Я бы ничего в ней менять не стал. Наши депутаты, советники, партийцы всегда знают, о чем говорят, это не пустой популизм. Никогда не ставил под сомнение правильность их слов.

Сегодня ситуация в стране показывает, что мы все делаем правильно. Хотелось бы только, чтобы наши граждане поменьше уезжали из страны. И чтобы явка на выборы была выше, потому что иначе голосование не отражает в действительности то, чего хочет вся Молдова.

Про оскорбления президента и грамотную оппозицию

Во время предвыборной кампании мы все видели повсеместные оскорбления президента страны и членов Партии социалистов. Грязь лилась со всех ресурсов. Пытались оскорбить лично, задев человека. Я считаю, что в политике это недопустимо.

Люди, которые этим занимаются, показывают, что у них нет основательной повестки дня, и им больше нечего предложить народу, кроме пустых оскорблений. Это нельзя назвать даже конструктивной критикой.

В предвыборную кампанию я почувствовал это на себе. Мне даже мама звонила и переживала. Я знаю, что Игорь Николаевич — кремень, но не понимаю, как он выдержал такое давление оппонентов.

Мы — единственная грамотная оппозиция с четкой повесткой дня и видением развития страны. Поэтому все на нас и нападали. Мы шли на выборы как фавориты, а цель мелких партий — откусить побольше от большой рыбы.

Про антирекорды Молдовы и судьбы молодых семей

В Молдове низкие зарплаты, плохие дороги, тотальная коррупция, массовая эмиграция. Это — основополагающие проблемы, которые надо решать в первую очередь.

Если мы повысим зарплаты, то люди будут оставаться в стране. Сейчас печальная ситуация. У меня контингент знакомых — люди от 22 до 27 лет. Чаще всего это молодые семьи. Есть много примеров: мама с ребенком тут, а отец на заработках. Если восстановить разрушенный сектор экономики, то это может помочь повысить зарплаты и уровень жизни людей. Тогда мы сможем бороться и с массовой эмиграцией.

Сейчас мы ежедневно бьем антирекорды: госдолг Молдовы постоянно растет. Экономический сектор разрушен полностью. И неизвестно, как мы будем отдавать все кредиты, когда придет время. Откуда мы возьмем деньги? Еще, не дай бог, уйдет с молотка государственное имущество. Надо что-то делать. И поэтому я пришел в политику.

Про фейковые новости и «грязный политический пиар»

Я стараюсь изучать все СМИ, которые транслируют политические новости. Так я могу узнать весь спектр мнений. К сожалению, у нас есть манипуляции общественным мнением, фейковые новости. Я, конечно, всегда был против подобных методов грязного политического пиара.

Поэтому отслеживаю новости из разных источников, чтобы не видеть одну сторону монеты. В интернете читаю разных политиков и узнаю их мнение. И мое личное мнение формируется исходя из того, что я увидел. Я не привык доверять одному источнику.

Про эмиграцию и «зону комфорта»

Сколько бы меня ни уговаривали, я хочу остаться в Молдове. «Слава, тут нет будущего, страна погибает, уезжай, с твоим складом ума ты будешь зарабатывать хорошие деньги». А я не хочу.

У меня здесь родители, знакомые. Здесь образовалась моя зона комфорта, из которой я не хочу выходить. Я хочу, чтобы в моей стране все было хорошо, что-то изменялось. Я не считают, что, если возникают проблемы, надо уезжать. Можно понемногу изменять ситуацию.

Про семью и стабильность

Я еще не задумывался, что буду делать дальше. В первую очередь хотел бы реализовать себя как семьянин, во вторую — как политик. На бизнес пока планов никаких нет. Жизнь покажет. Я люблю жить сегодняшним днем.

Пока нет определенности в стране, сложно что-то планировать. Когда будет стабильность, можно будет думать, рентабелен ли тот или иной бизнес и т.д. Мы, к сожалению, сегодня не на том этапе.

Что касается зарплаты госслужащих, то буквально 10 лет назад на зарплату 3-4 тыс. леев можно было обеспечить себя, если не снимать квартиру. Если зарплаты не будут повышаться, а инфляция будет расти, будет сложно даже на 12 тыс. обеспечить свою семью. Это уже будет не жизнь, а выживание. Поэтому посмотрим, что дальше.

Про замену Додона и Гречаной и «рупор молдавской политики»

Сложно представить Партию социалистов без Игоря Николаевича Додона и Зинаиды Петровны Гречаной. Это люди, которые ее строили. Но у нас нет дефицита кадров. У нас на местах и на республиканском уровне работают профессионалы. Есть такие перспективные политики как Влад Батрынча, он — рупор молдавской политики. Есть Ион Чебан. Но все-таки сложно представить Партию социалистов без Игоря Николаевича Додона и Зинаиды Петровны Гречаной.


Екатерина Медведева, 21 год

Студентка 2 курса, Государственный медуниверситет имени Тестемицану, специальность — «Лечебное дело»

Партийный стаж — около 5 лет


Про разговоры о политике и воспоминания о 2009 годе

В партию попала случайно. Пошла с одноклассником на одно из мероприятий и настолько загорелась, что захотелось принимать участие. Конечно, это было сопряжено с постоянными разговорами с родителями о политике, о нестабильной политической ситуации в стране. Я поняла, что не хочу быть пассивным гражданином и вступила в «Молодую гвардию».

Тогда мне было 16 лет. Родители немного опасались, потому что не понимали, что собой представляет политическая организация, что я там буду делать. В памяти родителей были события 2009 года. И они, конечно, опасались. Но потом познакомились с моими кураторами и поняли, что могут спокойно отправлять меня куда-то с ними. У нас были, скорее, не политические, а познавательные мероприятия: курсы ораторского искусства, где нас учили, как высказывать свое мнение, курсы о том, как писать проекты.

Про выгоду и возложения цветов

По крайней мере, в русскоязычной среде не было общественной организации, которая была бы на слуху и куда бы школьники, лицеисты действительно хотели бы выступить. Поэтому я пошла в политическую организацию.

Конечно, мои одноклассники и друзья из других школ нередко спрашивали: «Зачем тебе это? Уходи! Иди работай!». Я прекрасно понимала, что удобнее и выгоднее найти какую-то подработку, чем ходить на мероприятия, возлагать цветы, изучать историю, изучать политические процессы. Но все равно были друзья моего возраста, которые тоже вступали в эту организацию.

Про 9 мая и выбор ПСРМ

Я вступила в «Молодую гвардию» спустя некоторое время после 9 мая. Я видела, что эта политическая организация устраивает мероприятия, посвященные этому дню. А так сложилось, что в нашей семье чтут и помнят этот праздник, и мы каждый год его отмечаем. И я поняла, что мне близка идеология этой партии, ее принципы.

Потом были социальные акции — праздники для детей из больниц, например. Я увидела, что «Молодая гвардия» занимается не только политическими, но и интересными социальными проектами.

Про общение с молодыми демократами и «акумовцами»

[Что касается перемен в партии], мне бы хотелось больше трехстороннего общения между молодежью политических партий. Оно и сейчас есть, но такие встречи проводят какие-то НПО, которые хотят настроить диалог именно между «молодежками».

Мне хотелось бы, чтобы такая инициатива исходила и изнутри партий: от социалистов, демократов, блока ACUM. И внутри молодежных организаций должно быть понимание, что молодежь — это движение, это сила, которая может что-то изменить в стране.

Благодаря партии я как-то попала на проект «Я поддерживаю женщин в политике». И, естественно, там было много представителей женского пола от разных партий. Было удивительно, как женщины и девушки могут кооперироваться, несмотря на свои политические взгляды. Ведь фактически все преследуют одну и ту же цель — изменить в лучшую сторону жизни в Молдове.

Несмотря на то, на каком языке говорили, кого поддерживали, все женщины говорили о том, что было бы круто создать партию или движение, которое продвигало бы интересы женщин. Эта идея мне показалась очень интересной. Но, когда выходишь из пространства, созданного организаторами, понимаешь, что чего-то не хватает, и такие идеи не встречают одобрения. По-моему, похожий формат был бы очень интересен и для молодежи.

Про ртуть и ахинею

Граница допустимого, мне кажется, заканчивается там, где начинаются прямые манипуляции своим электоратом. Когда политики напрямую несут, извините, ахинею.

Например, все слышали про отравление ртутью и думают, правда ли это.

Но, учитывая мою профессию, могу сказать, что это неправда. К сожалению, наши люди иногда забывают о том, что политики могут манипулировать ими и начинают верить во все. Гражданину, который упорно тебе доказывает, что Нэстасе и Санду отравили ртутью, уже невозможно объяснить, что у такого отравления есть конкретные проявления и симптомы. У него уже пелена перед глазами, и он не может с тобой разговаривать. В этот момент проще сказать «да, хорошо» и уйти.

Когда политики до такой степени манипулируют людьми и понимают, что кто-то уже одержим идеей, становится страшно. Такое нужно либо пресекать, либо как-то контролировать.

Про проданные голоса и сопричастность

На меня произвел большое впечатление опрос Europa Libera: перед выборами журналисты ездили по стране и спрашивали, за кого люди будут голосовать и за сколько они готовы продать свой голос. Я посмотрела часть, снятую в Гагаузии, и мне стало обидно за то, что у людей нет чувства сопричастности. Нет понимания того, что, если сейчас они упустят свой шанс проголосовать, то следующие четыре года будут нести еще большую ответственность за все, что происходит.

Бывало, что некоторые мои друзья просто не знали, за кого голосовать. И не скажу, что их прямо подкупали, но они смотрели и понимали: «Если я пойду туда, то получу такой-то соцпакет». Кто-то хотел, чтобы потом не было проблем. Кто-то просто хотел сейчас получить весомый бонус, и ему было не важно, что будет через четыре года. Это смех сквозь слезы.

Про перемены в Молдове и борьбу с коррупцией

В первую очередь я бы устранила коррупцию и кумовство. Очень обидно, когда вместо человека, который это заслужил, его рабочее место, например, занимает чей-то родственник. Это происходит повсеместно, но это несправедливо.

Особенно молодым людям после такого кажется, что в этой стране нельзя ничего изменить. Они думают: «Лучше попытаю счастье в другой стране, где мои знания будут оценивать по-другому».

Думаю, нужно начать с образования граждан. Хоть с элементарной раздачи брошюр, в которых будет описано, к чему приводит коррупция и как можно с ней бороться, и почему не надо бояться с ней бороться.

Уже после этого надо сменить состав сотрудников Национального центра борьбы с коррупцией, чтобы там работали не чьи-то родственники, а те, кто этого заслуживает.

Про разностороннее телевидение

Стараюсь читать разную прессу, независимо от своих политических взглядов. Мои предпочтения не означают, что не буду читать тех, кто критикует взгляды социалистов и поддерживает ACUM, например. Я подписана на Europa Libera, смотрю мировые новости.

Если говорить о России, то я не смотрю только «Первый канал» с пеленой на глазах и не думаю, что там все так хорошо. Я подписана и на «Дождь», «Новое время», которые говорят, что, оказывается, не все так хорошо. Эту полярность нужно учитывать.

В Молдове, давайте говорить честно, Accent TV показывает одну партию, Publika TV — другую, Jurnal TV — третью. TV8 старается показать все стороны, но какую-то меньше. Когда смотришь разные передачи, понимаешь, какие процессы происходят в партиях.

Про страх уезжать и зарплаты врачей

У меня была возможность после школы уехать из страны, но я решила, что не хочу. Я боюсь уезжать. Прошло два года, и я понимаю, насколько правильный выбор сделала. Если бы я уехала, то, скорее всего, уже не вернулась бы. Это самое печальное — понимать, что готов оставить здесь своих родственников, уехать в другую страну, чтобы найти работу и получить хорошее образование.

В Молдове большая нехватка врачей. Я это вижу, и меня это очень волнует. И я не готова покинуть ту страну, которая дала и даст мне образование. Если я и уеду, то на пару лет, чтобы получить хорошую практику, и вернуться.

Про [низкие] зарплаты понимаю и я, и мои родители. Мои родители направили меня в медицину. Они посчитали, что медицина — это образование, в которое стоит вкладываться. Когда я поступала, финансовая сторона вопроса была на одном из последних мест в списке приоритетов.

Сейчас я довольна тем, чем занимаюсь, и вижу, что это профессия стоящая и приятная. Ты видишь, что можешь сделать человека более счастливым, оздоровить и научить, как правильно питаться, следить за собой. Врачи работают на благо общества.

Про замену Додону и Гречаной

Я никогда не задумывалась об их замене. Для меня Игорь Николаевич и Зинаида Петровна — это не просто политические фигуры, это в первую очередь люди, патриоты, которых заботит то, что происходит в стране, и которые думают, как сделать так, чтобы было лучше.


Источник: newsmaker.md
Текст: Ольга Гнаткова
Оформление: Кристина Демиан
Фото: NewsMaker, из личных архивов Вячеслава Жукова и Екатерины Медведевой

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о